ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана

Сейчас.

После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана.

- Девон? - не было никакого ответа. - Девон? - сказал я немного громче. - Я очистил кусок стены.

Я держал зазубренный камень в руке, взвешивая его.

- Сейчас полночь, - прошептал Девон.

- Откуда ты знаешь? И почему тебя это заботит?

- Потому что я слышу их шаги.

О Боже. Этот парень лишился последнего нейрона. Я поднес камень к основанию решетки и начал скоблить, уже ощущая себя ближе к первому шагу замены Никки. Новая Жертва. Тогда я подумал о том, что Девон только что сказал.

- Чьи шаги?

- Крыс, - сказал он голосом, который был наполовину удивленный, наполовину испуганный. - Их выпускают ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана в полночь. Каждую ночь. Ты помнишь историю о Прометее?

Ладно, он дезертировал с корабля на некоторое время. Но он не прекращал говорить. Я позволил ему продолжать, царапая стену.

- Прометей бросил вызов Богам и дал огонь людям, и в наказание, боги привязали его к скале и послали орла, чтобы съесть его печень. Печень будет вырастать обратно каждый день, и все это повторится.

- Что ты имеешь в виду? - сказал я, чувствуя новую дырку, которую я сделал в цементе. Я пытался не допустить, чтобы слова Девона заставили меня нервничать.

- Я хочу сказать, бессмертная любовь их вечное наказание, не так ли?

Я начал отвечать ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана что-то вроде "Какого черта ты говоришь?", но мой голос заглушил слабый скрежет. Я должен был перевести свое дыхание, чтобы услышать это ясно в первый раз, но потом он становился все громче, и вскоре я не должен был стараться, чтобы услышать его. Я опустил камень.

Это звучало, как тысячи крошечных ногтей царапали каменный пол. Не затяжной скрежет, а коротенькие всплески. Как когтями курицы.

- Закрой лицо, - сказал Девон. - У тебя появится желание попробовать сильно ударить их, но это не сработает, и как только ты откроешь свое лицо...ну...просто не делай этого. Держи руки на своем лице. Ты, наверное ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана, носишь одежду. Первые несколько ночей будут не так плохи.

У меня не было возможности ответить. К скрежету теперь присоединился визг, который отскочил от стены, раздался эхом по коридорам, или залам, или то, что было за пределами наших клеток.

Я сделал глубокий вдох, как будто готовился уйти под воду, и закрыл лицо руками прежде чем, звуки крошечных, снующих ног и визг протиснулся через прутья моей клетки.

Выбравшись назад, я ударился головой о дальнюю стену от прутьев.

Может быть, поэтому они пошли по моим ногам в первую очередь.

Девон был прав. Каждый инстинкт во мне кричал, чтобы я ударил по существу, но ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана их было слишком много. Они покрывали каждый дюйм меня. Два или три сильных. Они воевали друг с другом, чтобы стать ближе ко мне. Такой визг я никогда не слышала от другого животного раньше. Несколько из них на моем лице нашли небольшие пространства между пальцев. Зубы метнулись между костяшками, пытаясь добраться до моего лица. Я потер руками назад и вперед на всем протяжении моего лица, ушей и шеи, чтобы никто из них не мог достать слишком много кожи.

Девон сказал, что это происходило каждую ночь.

Они должны были уйти в какой-то момент. Это не могло продолжаться вечно ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана.



Они должны остановиться.

Пока пытка продолжалась, я не мог ничего сделать, но думаю, что это было не только наказание за кражу моего платежа обратно. Это было наказание за то, что я сделал с Никки, и даже за то, что я сделал для людей, которые любили её.

И я точно знал, что я сделал для них. Я видел это.

Прошлый год.

Моя тайная подготовительная работа для Насыщения.

Никки пришла ко мне в слезах после поездки в общежитие Джека в футбольном лагере. Я все еще не знал точно, что там произошло, но что бы это ни было, Никки бросилась ко мне на руки ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана и была готова пойти со мной на Насыщение.

Я оставил Никки на кровати в Бессмертной коме, мирно спящей. Конечно, после того, как я забрал всю отрицательную энергию, у нее не было выбора, кроме как спать спокойно. Я не хотел оставлять ее, но было кое-что, что я должен был сделать.

В квартире было тихо. Другие Бессмертные уже ушли на Насыщение, но так как я брал обычного человека, а не Дочь Персефоны, мне нужно было немного времени, чтобы очистить мои следы, начиная с дома Никки и её отца. Последнее, что мне было нужно, чтобы мэр города начал тотальный ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана поиск своей потерянной дочери.

Я положил к нему в пиджак записку от Никки. Не потребовалось ничего делать, чтобы заставить ее написать. Просто кража ее худших чувств, за исключением вины. Если бы я хотел, я мог бы попросить её написать письмо с извинением за дополнительный воздух, которым она дышала, будучи живой.

Как только я сделал поворот на улицу Никки, я увидел фигуру, сидящую на бордюре возле ее дома и обхватившую голову руками.

Эпический влюбленный был эпически грустным.

Я затащил свой мотоцикл на сторону дороги через несколько домов от дома Никки и просто смотрел на Джека в течение нескольких минут. Он ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана не плакал или что-нибудь в этом духе, но он сидел неподвижно, как статуя. В какой-то момент он поднял голову. Если бы было возможно для человека потерять десять фунтов в течение ночи, я бы посчитал, что с ним случилось именно это. Он пристально смотрел вперед, на... ничего. Если бы я прошел мимо него, он, вероятно, не заметил бы. Темно-фиолетовые синяки под налитыми кровью глазами.

Он вздрогнул, затем положил голову на руки снова.

Мне нужно было, чтобы он ушел, чтобы я мог войти в дом и оставить записку в спальне Никки, где ее отец сможет найти её.

Но ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана Джек действовал так, словно его посадили там, пока он не даст корни.

Я направился в сторону дома, проверить, смогу ли я войти во двор или пройти другим путем, но потом я услышал, как открылась входная дверь.

Мэр Беккет стоял силуэтом на фоне света, идущего из дома.

- Джек? Это ты?

Джек выскочил от звука его шагов и вытер под глазами, будто не плакал.

- Да, сэр.

- Разве ты не должен быть в футбольном лагере?

Он провел рукой по волосам.

- Я ждал Никки.

- Она не дома, сынок. На самом деле, я не уверен, где она.

Он не звучал так, как будто был слишком ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана обеспокоен. Да, он не знал, где она была, но это его пока не слишком беспокоило.

- Она должна была вернуться домой, - сказал Джек, его голос сорвался.

Папа Никки прошел через газон и сел рядом с Джеком, сохраняя приблизительно фут пространства между ними. Он смотрел прямо перед собой.

- Мы получили плохие новости вчера о суде Рида, и Никки не восприняла их слишком хорошо, - он вздохнул. - Я не знаю, если ты помнишь, но когда Никки узнала о смерти матери, она ушла на некоторое время. Ей хотелось побыть одной. Я никогда не видел ее такой злой ни до, ни после... до ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана вчерашнего дня.

- Я знаю. Я слышал о Риде. Мне очень жаль, - рот Джека отвис на мгновение, и он сделал глубокий вдох. - Никки, должно быть, была опустошена вчера вечером.

Папа Никки пожал плечами.

- Она, безусловно, не была счастлива. Я думал, что она пошла к тебе, но, очевидно, этого не произошло.

Плечи Джека поникли, и он опустил голову.

- Она пришла ко мне. Но у нас было недопонимание, и у меня не было шанса поговорить с ней, - он прерывисто вздохнул. - Это все моя вина.

Папа Никки положил руку на спину Джека.

- Не говори так. Я уверен, что все будет хорошо. Почему бы ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана тебе не пойти домой, и как только она будет здесь, я скажу ей позвонить тебе.

Джек поднял голову и посмотрел на мэра с самым беспомощным выражением, которое я когда-либо видел. Я хорошо знал этот потерянный взгляд, хотя мэр Беккет очевидно не мог. Может быть, все воспоминания, которые я получил от Никки за все время, помогали мне читать его лицо. Или, может быть, потому, что я всегда был хорош в чтении лиц.

Но сейчас, лицо Джека выглядело унылым. Как будто он знал, что она никогда не вернется.

Может быть, этот парень был умнее, чем я думал.

Зная, что это был мой ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана лучший шанс, я прокрался по обрамлению деревьев, которые направлялись со стороны дома Беккетов назад. Гриль на внутреннем дворике был освещен, с готовившимися гамбургерами.

Отлично. Задние двери должны быть открыты.

Я вошел внутрь, вниз по залу, который имел четыре двери. Одну я мог видеть. Одна из них была ванной комнатой. Две другие были закрыты. Я мысленно подбросил монету и выбрал дверь слева.

Кровать была аккуратно застелена. Книга по истории лежала открытой на углу стола. Фотографии в рамках выстроились вдоль нижней полки книжного шкафа, показывая Никки и её друзей. Несколько с Джеком.

Но наиболее ярким признаком того, что это ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана комната Никки, была новая футболка Мертвых Элвисов натянутая на стул возле стола.

Я провел пальцами по изображению, улыбаясь тому, чтобы она собиралась погладить её.

- О, Ник, - прошептал я. - Мы собираемся так весело провести время.

Я засунул ее записку под подушку так, чтобы виден был только уголок, а потом вышел из дома.

Так или иначе, увидев место, где жила Никки, это заставило меня хотеть ещё больше вернуться к ней снова.

Сейчас.

После того, как крысы смылись.

- Они делают так каждую ночь? - сказал я, мой голос охрип. Я думаю, что кричал все время, когда крысы царапали меня.

Я услышал шелест соломы под Девоном.

- Если ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана тебе станет от этого лучше, крысы помогают нам отмечать прохождение дней.

Моя грудь сжалась. Я не мог отдышаться.

- Я не могу этого сделать. Я не могу застрять здесь навсегда.

Я начал бить потолок, снова и снова, пока я не услышал ужасающий щелчок. - Чееееееерт!

Я прижал мою разбитую руку, тишина после моей вспышки периодически нарушалась моим собственным дыханием.

- Может быть, ты не будешь здесь вечно. У тебя есть только три месяца до твоего суда.

Я освободил свою руку, а затем замер, слова нахлынули на меня.

- Суд?

- Да, - сказал Девон нерешительно. - Разве они не говорили тебе, когда привели сюда ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана?

- Я не знаю. Может быть, они объясняли тонкости лишения свободы, в то время как выбивали из меня мозги. Так что насчет суда?

- Дельфинианский суд начинаются через три месяца после задержания. Они решают, будете ли вы лишены свободы навечно. Или... нет.

- Нет? Ты хочешь сказать, они могли бы освободить меня?

- Если под "освободить тебя" ты имеешь в виду, убить тебя, то да.

Я закрыл глаза.

- Так что мои варианты вечность кормления крыс или смерть.

- Да. Заставляет тебя желать о выборе, не так ли. Я бы, скорее, умер, но единственный способ, что меня убьют, если они найдут реликвию, а я не хочу умирать ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана, зная, что она в их руках.

- Это единственная причина, почему ты остаешься в живых?

Девон вздохнул.

- Брат, когда ты пробудешь здесь столько же, сколько и я, ты поймешь, что есть только одна или две важные вещи, ради которых стоит жить. Уникальные для тебя и только для тебя. У меня есть такая. Я сохраняю свою честь, сохраняя реликвию от их рук.

Я закрыл глаза. Зачем я живу? Честь, как у Девона? Я слышал, как Никки в моей голове фыркнула на это предположение. Музыка? Поиск Жертв? Вечная жизнь? Последнее не имело никакого смысла. Вечная жизнь, по определению, не может ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана быть тем, ради чего стоит жить.

Если бы мне пришлось выбирать, я бы выбрал поиск следующей Жертвы. Это то, чем я жил на данный момент. Шанс для другой Жертвы, способной пережить Насыщение.

Я протер глаза. Какой был смысл в том, чтобы найти что-то, ради чего стоит жить, если моя жизнь больше не была в моих руках?

У Девона ещё было то, чего хотели Дельфинианцы, поэтому его не убьют. Но меня... У меня не было ничего, что бы они хотели.

- Почему бы тебе не принять решение за них?

- Что, убить себя? Слишком близко к Нижнему Миру, любая царапина, которую ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана я получаю, слишком быстро заживает. Кроме царапины от этих крыс. Ты знаешь, как это.

Так или иначе, зная, что я не зависел от себя самого, заставляло меня чувствовать себя еще хуже. Вы никогда не понимаете, насколько полагаетесь на возможность самоубийства, пока не будете лишены такой возможности. Я не говорю, что это предложение будет хорошей наклейкой на бампер, но это было правдой.

Я провел рукой вокруг моей клетки, пока не нашел зубчатый камень, которым я рыл накануне вечером. Я нашел гладкую часть стены и, используя острую часть, поставил линию, чтобы отметить свой ​​первый день в Подземельях Дельфиниана.

А потом я начал ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана копать в нижней части прутьев.

У меня было три месяца, чтобы вырыть яму на свободу. Все, о чем я мог думать, только о том, чтобы пойти домой. Может быть, в первый раз я смог понять, почему Никки выбрала возвращение домой, а не вечную жизнь со мной.

Нет. Я никогда не пойму выбора, который она сделала.


documentarjdhob.html
documentarjdoyj.html
documentarjdwir.html
documentarjedsz.html
documentarjeldh.html
Документ ГЛАВА 10. После того как я ослабил кусок "непроницаемых" Подземелий Дельфиниана